46.lv
Воскресенье, 25 Июня 2017 г. 46.lv на Twitter 46.lv на Facebook
Именины: Maiga, Milija/ Анна, Арсений, Онуфрий, Петр
46.lv » НОВОСТИ РЕЗЕКНЕ

Игорю Михайлову – 70! (фото)

27.04.2016
Фото: Anna Kuzmina
23 апреля в 17:00 театр-студия «Йорик» празднует юбилей своего художественного руководителя и основателя Игоря Николаевича Михайлова. Театр покажет спектакль «Михайлову — 70», режиссер которого — ученик Игоря Николаевича, преподаватель школы-студии МХАТ Илья Бочарников, сообщает газета Резекненского городского самоуправления «Rēzeknes Vēstnesis»
«Это не традиционный спектакль, а свое­образное посвящение Мастеру, — рассказывает директор Дома культуры национальных обществ Светлана Семеняка. — Мы пройдем вместе со зрителем по его творческому пути, «сыграем» жизнь Михайлова, которого любят и уважают за преданность профессии».

А 27 апреля в 15:00 в Латгальском культурно-историческом музее откроется выставка работ фотографа Александра Бондаренко «Незабываемое». На фотографиях запечатлены моменты репетиций, премьер и дружеские встречи с Игорем Михайловым, раскрывающие многогранность его личности. Экспозицию дополнят экспонаты из архива театра-студии «Йорик». Выставка продлится до 28 мая.
 
В уютном коридорчике театральной мастерской, где по стенам ждут своего часа или грустят о былом разномастные декорации, мы неторопливо беседуем с Мастером.
Когда маленький Игорь понял, что театр – его судьба?
 
— Все началось в детстве. Я родился в городе Лодейное поле Ленинградской области, куда мама вернулась после войны, где служила в медицинском батальоне. Мы жили в однокомнатной квартире, мама и бабушка много работали. Мне всегда хотелось чем-то заниматься — пел в хоре, играл в драматическом кружке. И мама этому потворствовала, говорила — так чего-то добьешься в жизни. Однажды на школьном концерте я настолько увлекся пением, что упал с высокой сцены. И больше не пел. (Смеется.) Наш учитель физики занимался актерством в народном коллективе, позвал меня: «Игорь, по-моему, ты способный парень, иди к нам!» Так я попал в Народный театр, и это очень символично.
Ваш первый серьезный спектакль.
 
— К нам в город приехали ставить дипломные спектакли два выпускника Ленинградского института культуры – Семен Лосев и Наталья Литвинская. Сначала я играл у Наташи, а она меня порекомендовала Семену в спектакль по пьесе Геннадия Мамлина «Эй, ты, здравствуй!». Он был сделан профессионально, и Сеня сказал перед отъездом: «За спектаклем кто-то должен смотреть. Ты, я вижу, добросовестный человек и театр любишь, я тебя ставлю режиссером, тереби администрацию, чтобы вас где-то показывали, сохрани спектакль, чтобы он жил дальше». Район у нас большой, много поездили. И спектакль жил.
 
И Вас, совсем молодого, восприняли как режиссера?
 
— Я уже был окрепший, уверенный, и мне нравилось. На заводе отработаю и бегу в Дом культуры. Сеня Лосев (ученик великого Товстоногова) посоветовал поступать в Ленинградский институт культуры — учиться на режиссера. Поступил. Получал повышенную стипендию, подрабатывал дворником в институте, поэтому мне полагалась комнатка в подвальном помещении. Хотелось самостоятельности, чтобы не беспокоить маму, хотя она все равно раз в полгода привозила мне накопленную денежку. На второй год зимой случился казус. Я поехал в Таллин, где работал хороший режиссер Каарел Ирд, захотелось посмотреть все его спектакли, и я там пробыл три дня. Возвращаюсь, а заместитель проректора по хозяйственной части говорит: «Михайлов, ты не оправдал моего доверия!» За время отсутствия территорию института завалило снегом, чистить некому, и меня разжаловали из дворников. Да и слава богу! Жаль было только терять каморку, куда могли прийти студенческие друзья. Тогда я заявил, что ухожу из института, мне негде жить, а общежитие полагалось только дальним, со всего Союза набирали курс. Я же считался местным, всего-то 200 км от Ленинграда, живи, как хочешь. Мой педагог Владимир Александрович Галицкий был сильным, крепким человеком, пользовался авторитетом, пошел к проректору и отстоял для меня койко-место. Так четыре года я «отстуденчествовал».
 
Там же встретили Мару Заляйскалнс, свою будущую супругу…
 
— С Марой мы учились в одной группе, жили в одном общежитии. Она плохо знала русский язык, и меня мой преподаватель по актерскому мастерству попросил ей помочь на занятиях. А я еще до этого глаз на нее положил, когда нас перед началом учебы отправили на месяц в совхоз убирать морковь. Наши грядки были рядом, она мне приглянулась — такая молчаливая среди подруг, те все балаболят что-то на неизвестном языке. Начал им тоже тянуть морковь, а потом и корзины таскать в общую кучу. Стал ей в учебе помогать, а на сессии ощутил, что екает сердце, да и она ко мне «прилипла», почувствовала во мне товарища. А студенческую свадьбу сыграли на выпускном вечере. В этот день мы сходили в Выборгский ЗАГС и расписались, сыграли домашнюю свадьбу в курортном местечке Сестрорецк, где жили мои дальние родственники, собрали там всех близких. Оттуда — на выпускной, где Мара была в белом платье из марли, которое девочки сами сшили, ведь настоящее для нас было неподъемно.
 
Как в Резекне попали?
 
— По распределению меня должны были направить в Удмуртию, но туда я решил не ехать. Отправился посмотреть на Латвию, здесь же цивилизация. Мара тогда дипломный спектакль в Резекне делала, мне здесь все понравилось — маленький городок, заводы работают, Дом культуры есть, сцена есть, что еще надо? Позвонил министру культуры Каупужсу, говорю: «Я женился на латышке, она будет в латышском театре работать, а в русском театре нет режиссера», он сказал — «пожалуйста, приезжайте». И в 1973 году мы здесь обосновались.
 
В лихие 90-е, когда на базе Резекненского русского народного театра мы основали первый и единственный в истории города профессиональный театр-студию «Йорик», возникла проблема с помещением. В старом ДК я расчистил подвал под Камерный зал — для небольшой сцены и ста человек зрителей, но мне не дали этот угол снять, не помню уже, кто был тогда мэром. Мы с актерами бастовали перед думой, и нам отдали пустующее помещение кинотеатра на ул. Латгалес, 54. Судьба вселила в кинотеатр. (Не может сдержать улыбки.) Там мы своими силами сделали ремонт. Я собирал председателей колхозов, молодежь показывала им разные сценки, презентации, а я просил подать копеечку на вспомоществование театра-студии. (Складывает ладони лодочкой.) Так заброшенный кинотеатр мы первое время и ремонтировали, окна вставляли, белили, красили, делали сцену. Население благоволило к театру во все времена.
 
Глядя с высоты 70 прожитых лет — правильный ли выбор сделан изначально, по той ли дороге пошли?
 
— Меня Бог вел. Мама с бабушкой всегда, провожая, благословляли. И характер, видимо, такой, ведь не все было в радости, много и потерь. Готовишь-готовишь, а они уходят в другие профессии... Но все, кто остались — имеют большие перспективы. И с нами Бочарников! Илья уже в детстве проявлял незаурядные способности. Я увидел, что парень талантливый, с желанием быть в театре, что нужно его отправлять учиться в Москву. А он согласился.
 
Я всю жизнь работал с молодежью, мне и сейчас говорят — лучше бы ты продолжал с ней ставить спектакли. Но я подумал — неизвестно, сколько мне отпущено. В моей жизни все начиналось с Народного театра, это моя боль и радость, жизненная потребность. 156 человек у меня прошло через роли, они добились результата, а сколько ушло… Я отношусь к этому театру с пиететом, это мудрость народная. А с малыми пусть работают молодые, они наше будущее, преемственность в театре очень важна. Ребята у нас почти все с режиссерским образованием, думаю, что все будет о’кей.
 
Спасибо Вам большое! Дай Вам Бог здоровья и вдохновения на долгие лета!
Ольга БЕЛОВА

lat.46.lv  
Добавить комментарий
Ваше имя:
Комментарий:
Фото:
Ссылка на видео (Youtube,Vimeo):

 


Powered by "Esteriol Design Studio"