46.lv
Понедельник, 05 Декабря 2016 г. 46.lv на Twitter 46.lv на Facebook
Именины: Klaudijs, Sabīne, Sarma/ Валерьян,Максим,Архип,Михаил,Петр
46.lv » НОВОСТИ РЕЗЕКНЕ

«Мой отец был дальновидным политиком…»

Фото: grani.lv
Так считал Леопольд Кемпс (1927–2015), младший сын видного латгальского общественно-политического деятеля, писателя, журналиста Франциса Кемпса (1876–1952), одного из организаторов наряду с Францисом Трасунсом Конгресса латышей Латгалии, сообщает порталу grani.lv Людмила Вессель.
Ф. Кемпсу повезло с сыном, ставшим по сути летописцем отца и сохранившим его наследие в непростое время. Но об этом – чуть позже.
 
Францис Кемпс родился 24 декабря 1876 года в Спружеве Макашенской волости Резекненского края в богатой крестьянской семье. Он рано потерял родителей и вырос в семье брата матери, который был родственником поэта Петериса Миглиниекса. Родственники позаботились о том, чтобы Францис получил хорошее образование: он учился в нескольких школах, в прогимназии и католической семинарии в Санкт-Петербурге. Учебу в семинарии Кемпс в 1900 году прекратил. Причины называются разные: одна из них – неблагосклонность руководства, другая – пресловутый целибат, к нему был готов далеко не каждый молодой мужчина. В 1901 году Ф. Кемпс экстерном сдал экзамены в одной из петербургских гимназий и в 1902 году поступил в Институт гражданских инженеров, который из-за активной общественной деятельности и недостатка средств окончил лишь в 1913 году, получив диплом инженера. До 1913 года Кемпс работал домашним учителем, учителем в прогимназии, помощником инженера на различных стройках Санкт-Петербурга. Участвовал в Первой мировой войне, в составе Архангельского пехотного полка 5-й пехотной дивизии воевал на Галицком фронте, был ранен. Награжден орденом  Святой Анны III и IV степени и орденом Святого Станислава III степени. 
 
В 1900 году Францис Кемпс предложил называть коренное население историко-культурной области в восточной части Латвии, входившей в состав Витебской губернии,  сильно отличавшееся от остальных латышей в культурном, языковом и религиозном смысле, латгальцами. Кемпс считал, что время разделило некогда общий этнос на разные части, у каждой были свой путь, своя история, свой язык. Несмотря на существовавший в Витебской губернии запрет на использование латиницы (он действовал с 1863 по 1904 год), Кемпс организовал в Санкт-Петербурге нелегальный молодежный кружок Guņkurs («Костер»), издававший в 1903 году журнал Zvaigzne («Звезда»). Несколькими годами ранее Кемпс издал азбуку для латгальских детей Lementars latwišu bārnim и молитвенник Zalta altaris, dzīsmu un lyugšonu gromota. Азбука и молитвенник потребовали немалых средств, и Ф. Кемпс продал доставшееся от отца наследство за три тысячи золотых рублей и напечатал книги во французской типографии Петербурга. 
 
Сразу после снятия запрета по инициативе Кемпса появляются многочисленные издания на латгальском языке. Особо надо выделить Daugavas kalendārs (1906–1916). Календари для простого народа в течение многих лет были основным чтением, из них черпали не только полезные советы, но и сведения об истории, культуре, науке. Можно сказать, календари являлись своего рода энциклопедиями. Кемпс был не только издателем Daugavas kalendārs, но и составителем, а также автором многих рассказов и фельетонов.
 
Последние пользовались большой популярностью, их не только читали, они становились своеобразным фольклором и в пересказах обрастали конкретными проблемами конкретных волостей и их жителей. 
 
Большую роль в популяризации латгальского языка сыграла и издававшаяся Кемпсом газета Gaisma («Свет»), в 1905–1906 годах вышли 26 номеров. Это издание послужило для многих представителей первой латгальской интеллигенции, преимущественно священников, в том числе и Франциса Трасунса, толчком, чтобы «забыть» на территории Латгалии латышский язык и перейти на местный «диалект».
 
Стоит отметить, что Кемпс пишет историко-культурную монографию Latgalieši («Латгальцы») и «Краткую историю Латвии», книги выходят в 1909–1910 годах.
 
Несмотря на острую критику «балтийских латышей», Ф. Кемпс не хотел изоляции для Латгалии, хотел наведения культурных мостов, о чем писал Янису Райнису. Известно, что их переписка началась в 1911 году; в 1913-м Кемпс писал Райнису в Кастаньолу: «Для широкой общественности мы, латгальцы, абсолютно чужие, полностью terra incognita…» Ответные письма Райниса не сохранились, но специалисты по отдельным замечаниям Кемпса делают выводы, что поэт внимательно читал послания латгальского политика и просветителя.
 
К числу заслуг Кемпса следует отнести созданную в 1916 году демократическую народную трудовую партию латгальцев и газету Ļaužu bolss («Голос народа»), издававшуюся вначале в Петербурге, а затем в независимой Латвии. 
 
В конце апреля (по новому стилю в мае) 1917 года в Резекне состоялся Конгресс латышей Латгалии. Он принял восемь резолюций. Важнейшие из них гласят: «Мы, латгальские латыши, собравшиеся на конгрессе в Резекне, признаем себя, жителей Витебской губернии, и тех, кто живет в Видземе и Курземе, единым латышским народом и принимаем решение объединиться с латышами Видземе и Курземе в один автономный организм в российском государстве. Мы, латыши Латгалии, объединяясь с латышами  Курземе и Видземе, оставляем за собой право на решение своих хозяйственных, языковых, религиозных вопросов, а также вопросов, связанных со школьным образованием. Мы также хотим присоединить к своей церкви католиков Курземе и Видземе. Мы, латгальские латыши, желаем сотрудничать с другими народами, живущими здесь: русскими, поляками, евреями и др. И так как мы ищем свободы для своего народа, то мы готовы поддерживать их стремления сохранить свою веру, язык, образование на родном языке и т. д.». 
 
Конгресс латышей Латгалии сопровождался острыми дискуссиями. В результате 39 делегатов во главе с Ф. Кемпсом покинули мероприятие. Суть страстных споров – в вопросе гарантий. Кемпс с единомышленниками требовали в резолюциях Конгресса четко зафиксировать право самоуправления Латгалии на самостоятельное решение ряда вопросов, требовали так называемых гарантий. В свою очередь другой яркий лидер, католический священник и политик Францис Трасунс и его группа считали, что Латгалия должна без каких-либо оговорок и документально зафиксированных гарантий объединиться с остальной Латвией, что и было сделано.
 
Сразу же после Конгресса Кемпса стали обвинять в сепаратизме.
 
– Отец был дальновидным политиком. Прежде всего, он считал, что Латгалия должна вначале отсоединиться от Витебской губернии. Потом Латгалии необходимо навести порядок в своем доме и только тогда отправляться в другие регионы Латвии с идеей объединения, соблюдая правила и гарантии, сохраняя язык и традиции. Но этого не случилось, – считает уже упоминавшийся Леопольд Кемпс.
 
«Трасунс и Кемпс символизируют два пути развития Латгалии – сакральный и светский. Светский путь тяжелее, Кемпсу было нелегко. Говорить о его сепаратизме можно с очень большими оговорками, ведь стремление акцентировать самобытность – это не сепаратизм. Кемпс был ближе к народу, нежели ксендзы. И он всю жизнь искал справедливость и умел находить единомышленников», – таково мнение доктора истории, руководителя Института исследования Латгалии Даугавпилсского университета Хенриха Сомса. Исследователь латгальской культуры Микелис Букшс (1912–1977), с 1944 года живший в Швеции, называл Ф. Кемпса «идейным деятелем культуры, а не профессиональным политиком». И тогда разговоры о сепаратизме вообще теряют смысл: всякая культура отстаивает свою «самостийность», не желая слияния с другими культурами. 
 
Важно отметить, что Кемпс, будучи в оппозиции, не стремился очернить своих политических оппонентов, не стремился к реваншу, но продолжал твердо отстаивать сохранение латгальской самобытности. В дальнейшем и Трасунс, и Кемпс были депутатами Сейма Латвии, участвовали в разработке Конституции страны, вместе боролись за права Латгалии. 
 
Кемпс в независимой Латвии работал в банке, занимал высокие должности в Министерстве сообщения, не оставлял журналистской и публицистической деятельности, состоял в различных партиях и общественных организациях. Во времена авторитарного режима Карлиса Улманиса (1934–1940) он был отстранен от общественно-политической деятельности, покинул должности и жил в своем доме в Звиргздене (Лудзенский край), где ему принадлежали мельница и более 30 гектаров земли.  
 
В 1937 году Ф. Кемпс издает монографию Latgales likteņi («Судьбы Латгалии») – очерк развития региона от древности до начала 20 века. Эта книга – своеобразный вызов латышизации, которая в обозначенный период правления Улманиса неизбежно вела к полной ассимиляции латгальцев и забвению латгальского языка. В конце 30-х годов Кемпс создает нелегальную организацию (так называемый «Железный легион»), выступавшую за автономию Латгалии. Дело закончилось кратковременным арестом Кемпса (он пробыл в тюрьме менее двух недель), большого резонанса этот призыв к государственному перевороту не имел. 
 
Советская власть национализировала мельницу и землю, оставив семье Кемпса менее одного гектара. Во время немецкой оккупации Кемпс работал в Лудзе, в дальнейшем Латвию не покинул, а в 1948 году вступил в переписку с председателем Верховного Совета Латвийской советской социалистической республики Августом Кирхенштейном. Он просил снять с него клеймо кулака и высокий налог, обрекающий семью на нищенское существование. Однако положительного ответа ни от Кирхенштейна, ни от представителей других инстанций Кемпс не получил. Эти письма, кроме всего прочего, свидетельствуют о такой черте Кемпса как аргументированная оппозиционность любой власти и готовность вести с ней диалог на равных. 
 
25 марта 1949 года Кемпс был депортирован из Латвии. Жил в деревне Михайловка недалеко от Томска, обучал латгальскому языку детей земляков, учил грамоте и взрослых. Францис Кемпс погиб в 1952 году на пожаре, получив сильные ожоги во время попытки спасти свои рукописи. В 1991 году его прах был перевезен в Латгалию и захоронен в Звиргздене.
 
Ф. Кемпс был дважды женат. От первого брака имел трех сыновей. Старший, Ольгерт, умер в ссылке; средний, Ромуальд, был призван в Латышский легион и пропал без вести. Младший сын, Леопольд, прожил долгую жизнь. Он сохранил духовное наследие отца – более четырех тысяч страниц уникальных документов – рукописей, писем, фотографий, книг, газетных публикаций, исследований западных историков. Леопольд долго жил в Сибири, в Латвию вернулся в конце 80-х, когда началась Атмода. Он пытался найти издателя, которого бы заинтересовало наследие Ф. Кемпса, но безуспешно. Потом было принято решение дигитализировать сохранившиеся записи и документы, Леопольд неоднократно просил помощи у различных культурных фондов, но так и не получил ее. В конце концов он занял денег у родственников, купил компьютер, почти в 80 лет освоил его и на нескольких дисках сохранил обширный собранный материал. Позже эти диски были растиражированы и стали доступны, в частности, преподавателям истории.
 
Остается добавить, что в 2012 году в Резекне на здании городского самоуправления появилась памятная доска, посвященная Ф. Кемпсу (он в 1920 году исполнял обязанности главы города). Осенью нынешнего года также в Резекне состоится 9-я Международная конференция латгалистики, она посвящается 140-летнему юбилею Франциса Кемпса.

Комментарии (0)


 Добавление нового комментария

Портал 46.lv не отвечает за содержание комментариев оставленных читателями!

Уважаемые читатели, просим соблюдать вас нормы морали, не разжигать национальную и расовую рознь, обходиться без грубости, ложных обвинений и унижения чести и достоинства других людей. В случае игнорирования данной просьбы, администрация оставляет за собой право лишить пользователя возможности оставлять комментарии и удалить уже сделанные.

 Модерирование комментариев для данной новости активно!
To prevent automated spam submissions leave this field empty.

 

Translāciju nodrošina Baltic Live Cam

Powered by "Esteriol Design Studio"