46.lv » НОВОСТИ РЕЗЕКНЕ

Детям с аутизмом нужен индивидуальный подход — глава общества поддержки

Фото: lsm.lv

Резекненец Эдгар Шилин является представителем Резекненского центра аутистов. В наше время понятие не новое и многим знакомое. Трактуют термин очень по-разному. О том, что это за центр, какие они – «волшебные» дети, и что все-таки стоит за словом «аутизм», Эдгар рассказал в эфире Латгальской студии Latvijas radio.

В Резекне создали свое общество родители, чьим детям поставили диагноз «аутизм» — но это не совсем диагноз, считают те, кто занимается с такими ребятами.

«У нас уже 40 семей, не только из Резекне. К нам едут уже и из других мест — из Даугавпилса, даже три семьи из Лиепаи к нам приезжали, из Риги, Мадоны, Балви. Специально, чтобы посетить наших специалистов, которые, я считаю, на данный момент одни из лучших во всей Латгалии и работают с детьми индивидуально.

Это значит, что у нас не как в других обществах, когда происходят занятия или какая-то лекция, семинар, конференция, или все вместе. Тут у нас специфика такая, что с ребенком каждый специалист занимается отдельно. Это и эрготерапевт, и специальный педагог, и логопед, и психолог. Каждый из этих специалистов занимается с ребенком по полчаса индивидуально. И нигде такого подхода, даже во всей Латвии, нет. Приезжают, как я уже говорил, из Лиепаи, из Вентспилса, из Салдуса, из Риге приезжали – нигде такого подхода нет», — говорит Шилин.

Мнения, что такое аутизм, среди рядовых жителей Латвии разнятся. Кто-то считает, что это «волшебные» дети, кто-то — что это заболевание нервной системы, кто-то говорит — «наследственное». Родители, которые посещают с ребятишками резекненский центр, не считают аутизм болезнью, но скорее особенностью, поясняет Шилин:

«Это психические расстройства ребенка, которые более или менее, так сказать, видны. Вылечить аутизм невозможно.

Единственное, что мы можем – этого ребенка в большей или меньшей степени социализировать, делать все возможное, чтобы он сам мог существовать в этом обществе. Да, он будет странным, всю жизнь будет странным, люди будут говорить, что он странный — но он сможет жить в этом обществе, он сможет себя обслуживать, он сможет сходить в магазин купить что-нибудь».

В ряде стран сейчас реализуются крупные проекты социализации людей с особыми потребностями, а том числе аутистов. В Латвии это движение еще только делает первые шаги. Общество «Пункт поддержки аутизма в Резекне» было вообще первой в стране организацией, где начали пилотный проект – индивидуальные занятия с каждым ребенком.

«Потом уже начали деинституционализацию делать и другие проекты. Первым был наш проект! Насчет социализации я даже не знаю. Сколько мы работаем, все больше и больше я убеждаюсь, что с этими детьми нужно работать индивидуально.

Хотя бы маленький пример: вот мой мальчик, у него тоже аутизм. Ему 13 лет, он не может учиться в школе. Почему? У него остался интеллект, все у него есть, он разговаривает на трех языках, пишет свободно! Вот он идет в школу, урок английского языка. Все остальные дети что делают? Учат буквы там, слова какие-то. А мой ребенок уже разговаривает на английском, ходит с учительницей и разговаривает по-английски! Ну вот что ему делать в классе? Зато и появляется это поведенческое. Когда этим детям нечего делать, у них это и появляется. От нечего делать — всякие поведенческие отступления от нормы», — отстаивает свой подход руководитель центра.

В одном из резекненских кафе на стене можно видеть слоган: «Пожалуйста, не смейтесь надо мной, потому что у меня аутизм». Это замысел супруги Эдгара Шилина.

«У нас, кстати, социальная акция была. Мы вместе с Rēzeknes satiksme проводили: в любом маршрутном автобусе около кабинки шофера есть такая специальная наклейка с этим слоганом».

Толчком к созданию специализированного центра для особых детей для Эдгара стала личная ситуация: они с женой своего ребенка не могли определить никуда — ни в детсад, ни в школу.

«Тогда мы съездили в Санкт-Петербург, есть такая клиника «Прогноз МЕД», там прошли двухнедельный курс реабилитации. И там мы поняли одно: с этими детьми нужно работать индивидуально. Это нас так затронуло, что мы решили такой метод и в Резекне тут у нас сделать, ну и процесс пошел».

Специалистов для занятий с детьми искали подолгу, признал Шилин. Одних логопедов сменилось четыре, прежде чем пятый оказался способным создать и поддерживать контакт с ребенком. Такой, кто смог заинтересовать детей, начать с каждым работать.

«Самая большая проблема – эрготерапевт! Их вообще нет, только в реабилитационном центре «Разна». Но не будешь же ездить туда каждый день. И вот к нам ездит эрготерапевт из Ливаны. Аудиологопед – вообще их нет. Искали-искали, и вот сейчас к нам два раза в месяц ездит аудиологопед из реабилитационного центра «Вайвари», из Юрмалы».

Помочь в резекненском центре могут только тем детям, которые идут на контакт. Сначала семья звонит в общество, ребенка отправляют к какому-нибудь своему специалисту — специальному педагогу, психологу, аудиологопеду, эрготерапевту. Тот осматривает ребенка, пробует с ним войти в контакт.

«Если получается, тогда мы думаем, как можем дальше этому ребенку помочь. Если видим, что пока это не получается, и невозможно пока с этим ребенком работать, мы так и говорим честно родителям: мы не можем помочь вам. Поэтому число детей колеблется. У нас численность – не главное. У нас главное – качество».

При этом услуги специалистов оплачивают из своего кармана сами родители. Центр порой получает кое-какое госфинансирование — он участвует в некоторых проектах. Если получается выиграть грант — хорошо, не получается — все равно надо где-то раздобыть денег, чтобы процесс не останавливался. Поначалу окружающие не проявляли особой отзывчивости в вопросах пожертвований, признаёт Шилин. Теперь, когда центр в определенных кругах уже известен, люди сами звонят и интересуются, нужна ли помощь. Стало полегче.

Появление в семье особенного ребенка меняет жизнь родителей навсегда. «Моя жена – она находится все время, непрерывно, с ребенком. Она с ним вместе идет в школу, она с ним вместе готовит уроки, она с ним вместе по городу гуляет. Она все время с ним, 24 часа в сутки вместе, потому что этих детей нужно присматривать».

Поэтому центр, где ребенок с аутизмом получает помощь специалистов, играет очень важную роль. Есть и развлечения, тоже с педагогическим уклоном: обустроена специальная комната барабанов in time, тоже единственная в Латвии, и ребята учатся повторять ритм, который отстучит преподаватель. Если воспитанник начнет этот ритм улавливать и повторять за педагогом — это очень большой плюс:

«Оказывается, когда ребенок играет на барабанах, у него работает весь мозг, все части мозга работают! Он и концентрируется, и мелкая моторика работает, и концентрация, он хочет повторить. Это очень хорошая методика – барабаны.

Еще у нас такой мастер, сэнсэй Виктор Костин, у него черный пояс по борьбе джиу-джитсу (дзюдо), он приходит к нам в общество и наших детей обучает самообороне. Это самые простые блоки, как себя защищать. Это какое-то ноу-хау — не знаю почему, но все дети идут туда. Им это нравится».

lsm.lv/ru  
 

Profesiju aprakstu katalogs
Amatu aprakstu paraugi



Powered by "Esteriol Design Studio"