46.lv
Вторник, 06 Декабря 2016 г. 46.lv на Twitter 46.lv на Facebook
Именины: Niklāvs, Nikolajs, Niks/ Григорий,Александр,Митрофан
46.lv » НОВОСТИ СПОРТА

Кто стоит за миллионами Шараповой?

Фото: sharapova.ru

Она намного выше его ростом, но жить без него она не может до такой степени, что они отправляют друг другу электронные письма по 75 раз в день.Начиная с того момента, когда они встретились 15 лет назад, Мария Шарапова может полностью положиться на человека, который сделал ее самой высокооплачиваемой спортсменкой в мире.

«Он в курсе всего, что происходит. Он знает, где я буду завтра, знает, где я сейчас», – рассказывает Шарапова.

Этот человек – Макс Айзенбад, который впервые встретил россиянку, когда она была 12-летней подающей надежды теннисисткой, занимающейся под руководством прославленного Николаса Боллотьери во Флориде.

В то время Айзенбад занимался низкооплачиваемой работой, устанавливая связи с родителями молодых теннисистов в академии города Брадентон, которую компания IMG выкупила у Боллотьери. Сейчас он является старшим вице-президентом одного из крупнейших всемирных спортивных агентств. Ему удалось сколотить состояние не только для Шараповой, но и для самой богатой теннисистки Китая Ли На, которая, согласно рейтингу «Forbes», занимает второе место в списке самых богатых спортсменок мира.

«Если ты агент, иногда тебе попросту везет, а я просто очень удачливый парень», – говорит 41-летний агент.

«Я просто пытаюсь не испортить все!».

 

Специалист по сделкам

Его удачный день наступил 3 июля 2004 года, когда 17-летняя Шарапова одержала ошеломительную победу над Сереной Уильямс в финале Уимблдона и выиграла свой первый турнир Большого Шлема.

Учитывая модельную внешность спортсменки и ее юношеский шарм, авторитетные спонсоры перепрыгивали друг через друга, чтобы прикоснуться к успеху россиянки.

По сообщениям журнала «Forbes», в 2012 году Шарапова заработала 28 миллионов долларов. 22 из этих миллионов достались ей по рекламным контрактам.

Возможно, они выглядят довольно странной парой. Гламурная Шарапова, ростом 188 см, и Айзенбад, невысокий, лысеющий мужчина из Нью-Джерси. Тем не менее, в плане делового сотрудничества они сочетаются великолепно.

«Мы всегда были открыты и честны по отношении друг другу. Он является одним из тех людей, которые говорят то, что есть на самом деле», –утверждает Шарапова, которая, как и Айзенбад, родилась в апреле, но на 15 лет позже.

«Я думаю, что это одно из главных качеств, которые я ценю в людях. Он был таким с самого начала. Он понимал, что такое работать со спортсменкой, работать со мной».

«Работа агента отличается от повседневной. Он заказывает билеты на самолет, смотрит в мое расписание. Конечно, он старается заработать для меня денег, заключить большие контракты. В конце концов, он делает для меня все».

«У него есть такой старенький календарь, и в нем он просматривает каждую дату. Он знает мое расписание, когда именно я лечу на турнир, когда я с него возвращаюсь, когда мы можем вместить что-то в график».

«Он знает расписание моих тренировок. Конечно, у меня есть вещи, которые я ставлю приоритетнее других, и, конечно, иногда у меня возникают идеи, которые мне хотелось бы осуществить. И у него возникают такие идеи. Но у нас попросту нет на это времени. Тогда я просто отбрасываю эту идею. Но обычно мы во всем соглашаемся».

В то время как Шарапова уютно чувствует себя на красном ковре во время приемов и вечеринок знаменитостей, ее менеджер тоже счастлив, потому что заключает сделки.

«Он постоянно смотрит в свой «Blackberry». Если тебе что-то нужно, наверное, лучше всего отправить e-mail. Вот такими я вижу наши отношения», – говорит Шарапова.

«Он очень хорош во многих вещах, а в других совершенно безнадежен. Как, например, когда идешь на какое-то важное событие и находишься на красном ковре, он совершенно не понимает, что происходит. Он просто разговаривает со всеми этими людьми, а ты пытаешься спланировать: Так, куда я иду? Давать интервью? Или еще попозировать перед камерами? Что происходит?».

«Там он чувствует себя не в своей тарелке. Его жизнь – это разговоры по телефону, заключение сделок, согласование расписания. Он принимает деловые решения, так что есть вещи, для которых, я знаю, мне нужны другие люди».

 

Суперагент

«Мне кажется, что я вроде как помощник. Организатор. Я знаю, когда ей что-то нужно привезти, потому что она находится на турнире, и когда ее не следует отвлекать, потому что ей нужно побольше на чем-то сфокусироваться. Когда не следует отвлекать ее от тенниса», – говорит Айзенбад.

«Мне кажется, это как раз то, что у меня получается. В день мы, наверное, отправляем друг другу от 30 до 75 электронных писем, так что иногда нам даже не нужно говорить по телефону. Она ставит перед собой какую-то цель, а я просто делаю все, чтобы попытаться ей помочь».

Начиная от косметики и одежды и заканчивая новыми проектами, такими как линия кондитерских изделий, у Шараповой есть сильная стратегий ведения бизнеса.

«Если бы я не захотела больше играть в теннис, у меня было бы достаточно денег, чтобы прожить на них до конца моей жизни. Но я уважаю заработанные деньги, потому что в детстве у меня их было немного», – делится Шарапова, родители который покинули родную Беларусь вскоре после трагедии на Чернобыльской АЭС, незадолго до рождения Марии.

Отец увез ее в США в 1994-м, работая на второсортных работах за малые деньги, пока она не поступила со стипендией в академию IMG, в возрасте 9 лет.

«У моих родителей никогда не было много денег, так что я с уважением отношусь к каждому доллару, который я заработала. Я на самом деле вышла в свет из ниоткуда», – говорит Шарапова.

«Я жила нормальной, обычной, повседневной жизнью в России. Но у нас была мечта, а у меня был талант. Так что мы уехали в США».

«Конечно, мне повезло, что я заработала столько денег, но, в конце концов, я заработала их вместе со своими родителями, с помощью их усердного труда, их жертв и моей работы на корте».

Айзенбад может работать и с другими теннисистками. У него есть группа молодых дарований плюс Ли, однако он говорит, что всегда будет сфокусирован в первую очередь на работе с Шараповой.

Он находился рядом с ней во времена взлетов и падений, как в 2008-м, когда казалось, что травма плеча никогда не позволит Шараповой возобновить карьеру.

«Я был с ней так долго. Нет ничего лучше, чем наблюдать за ней, улыбающейся на корте», – говорит он. В нынешнем году Шарапова выиграла турнир в Индиан Уэллсе, а в прошедшее воскресенье, обыграв в финале Ли, защитила титул чемпионки в Штутгарте.

«Для меня это довольно сложно. Я знаю слишком много того, что не знают другие люди. Я знаю, что мы планируем, где мы находимся по многим вопросам, что значат для нее победы, так что иногда я немного нервничаю.

Учитывая то, что Ли также зарабатывает много на сделках, Айзенбада сравнивают с такими футбольными суперагентами, как Хорхе Мендес, который работает с Криштиану Роналду и Жозе Моуриньо.

«Помимо соперничества друг с другом, Шарапова и Ли придают бизнесу Айзенбада мировую огласку», – говорит британский бизнес-эксперт Саймон Чедвик.

«Они похожи тем, что обе являются теннисистками с мировым именем, которых знает общественность. По этой причине Айзенбаду необходимо оставаться честным, сфокусированным и целеустремленным».

«Однако, будучи мировыми брендами, они достаточно отличаются друг от друга. Это означает, что они будут привлекательны для различных групп людей в разных странах мира».

 

Жизнь после тенниса

О полном возвращении Шараповой заговорили после ее прошлогоднего успеха на Открытом чемпионате Франции. До этого ее списывали со счетов во время неудач, связанных с восстановлением после операции на плече.

«Это было эмоционально. Я был весь в слезах», – вспоминает Айзенбад.

«Я был рядом с ней, когда ей делали операцию. Я был у койки, когда она проснулась. Я видел ее первые шаги на пути к реабилитации. Я был свидетелем всех тех трудных времен, через которые ей пришлось пройти. Я видел, как ее со счетов списывают все журналисты. Пэм Шривер говорил, что она никогда вновь не выиграет турнир Большого Шлема. Все постоянно твердили: «никогда, никогда, никогда».

«Я это видел. Я уверен, что это видела и она, так что, когда она поднялась с колен и выиграла «French Open», в ее глазах читалось: «Я же вам говорила, никогда не списывайте меня со счетов!».

«Она была большой чемпионкой, у которой были все деньги мира, вся слава, все титулы. Но она хотела вернуться и выиграть. Это многое о ней говорит».

Травма обратила взор Шараповой к жизни после тенниса. В результате, Шарапова запустила в прошлом году свой первый независимый бизнес-проект – конфеты «Шугарпова».

«Во время ее теннисной карьеры, порой, появляется свободное время, и она использует его с умом, – рассказывает Айзенбад. – Она полностью отдается тому, что делает. Она не просто молчаливый владелец. Она постоянно полностью вовлечена в свои дела, а я просто пытаюсь управлять всем этим, пока она находится на корте».

«Все, что мы делали в последние несколько лет, так это размышляли о ее жизни вне тенниса. Мы не хотели начинать думать об этом после того, как она уже завершит карьеру».

«Мне кажется, «Шугарпова» станет для нее очень успешным бизнесом, когда она завершит выступления. Она будет заниматься многими различными вещами – косметикой, духами, одеждой, так что я думаю, для нее это только начало».

 

Источник: Inoprosport.ru
Дата: 03.05.2013

Комментарии (0)


 Добавление нового комментария

Портал 46.lv не отвечает за содержание комментариев оставленных читателями!

Уважаемые читатели, просим соблюдать вас нормы морали, не разжигать национальную и расовую рознь, обходиться без грубости, ложных обвинений и унижения чести и достоинства других людей. В случае игнорирования данной просьбы, администрация оставляет за собой право лишить пользователя возможности оставлять комментарии и удалить уже сделанные.

 Модерирование комментариев для данной новости активно!
To prevent automated spam submissions leave this field empty.

 

Translāciju nodrošina Baltic Live Cam

Powered by "Esteriol Design Studio"